Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Версия для слабовидящих
Задать вопрос специалисту
Мы работаем чтобы помочь Вам
Лечение заболеваний нервной системы и зависимостей
+7 495 22 58 158
Круглосуточно
ВЫЗВАННЫЕ ПОТЕНЦИАЛЫ ЭЭГ

ОСОБЕННОСТИ ВЫЗВАННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ СПЕКТРАЛЬНОЙ МОЩНОСТИ И ВЫЗВАННЫХ ПОТЕНЦИАЛОВ ЭЭГ ПРИ ВОСПРИЯТИИ МУЗЫКАЛЬНОЙ ГАРМОНИИ У МУЗЫКАНТОВ И НЕМУЗЫКАНТОВ



© 2012 г. А.В. Масленникова, А.А.Варламов, В.Б.Стрелец 

Учреждение Российской академии наук, Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, Москва 

Аннотация: В данной работе исследовались изменения вызванной активности мозга при восприятии консонансных и диссонансных аккордов и их зависимость от музыкального образования и опыта занятий музыкой. Показано, что при восприятии аккордов наблюдается значительное увеличение мощности тета ритма во фронтомедиальных отведениях, более выраженное для консонансных аккордов по сравнению с диссонансными. Установлено, что восприятие консонансных аккордов у немузыкантов сопровождается активацией левой лобной доли по сравнению с правой, тогда как у музыкантов подобной асимметрии не выявлено. Кроме того, у музыкантов значимо выше амплитуда ранних компонентов (Р100, N200) вызванного потенциала на оба типа аккордов. 
Полученные результаты могут свидетельствовать о более эффективных стратегиях восприятия музыкальной гармонии и менее эмоциональном восприятии аккордов у музыкантов. 

Ключевые слова: музыкальная терапия, консонанс, диссонанс, ЭЭГ, ВИСМ, тета-ритм, эмоции. 

В основе гармонического строя музыки лежат соотношения частот музыкальных звуков, или музыкальные интервалы. В музыкальной акустике и теории музыки интервалы делят на консонансные (гармоничные) и диссонансные (дисгармоничные) по соотношению частот тонов, входящих в интервал, в соответствии с теорией биений Гельмгольца. Два и более интервалов составляют аккорд, причем в аккорде могут сочетаться как консонансные, так и диссонансные интервалы. Отмечается, что консонансы звучат мягко, спокойно, благозвучно, диссонансы – резко, жестко, напряженно [2]. Консонансные интервалы с одними и теми же соотношениями частот входящих в них тонов есть абсолютно во всех культурах с глубокой древности. Показано, что восприятие гармоничности аккорда, т.е. биения при сложении двух звуков имеет нейрофизиологическую основу уже на уровне стволовых потенциалов, т.е., первичного сенсорного восприятия [10]. Это может свидетельствовать в пользу гипотезы о врожденности этого свойства слухового восприятия. В пользу этого предположения можно также привести результаты исследований восприятия созвучий у младенцев и животных [3, 12]. На данный момент существуют единичные исследования психофизиологии восприятия вертикальной гармонической структуры музыки человеком.


Нейронные корреляты иерархии музыкальных тонов и их соотношений на корковом уровне у людей чаще всего исследуются посредством методов вызванных потенциалов (Krohn et al., 2007) и функциональной магнитно-резонансной томографии (Minati et al., 2008). Эти и другие исследования показали, что активность мозга особенно чувствительна к звуковысотным отношениям, являющимся основой музыки. Более того, если эти отношения консонансны, активация увеличивается по сравнению с диссонансами. Исследования на животных подтверждают эти данные: магнитуда фазосвязанной активности в слуховом нерве (Tramo et al., 2001), нижних буграх четверохолмия (McKinney et al., 2001) и первичной слуховой коре (Fishman, 2001) коррелирует с восприятием консонансных и диссонансных интервалов. Работа, посвященная исследованию стволовых потенциалов, показала, что восприятие музыкальной гармонии происходит, в том числе, еще на низких уровнях сенсорного анализа, причем существующая схема кодирования облегчает восприятие консонансных аккордов [10]. Это может объяснить тот факт, что консонансы воспринимаются как более приятные [8,12]. Имеются также данные, что восприятие дисгармонии также имеет свои корреляты на первичном сенсорном уровне и сопровождается большей активацией зоны А1 первичной звуковой коры, что проявляется в синхронизации осцилляций нейронов на частоте, соответствующей разнице акустических частот [13]. Кроме того, показано, что консонансные аккорды стимулируют более высокую гамма-активность по сравнению с диссонансными [19]. 
Исследования когерентности выявили, что при прослушивании консонансных аккордов наблюдалось увеличение внутриполушарной когерентности в правом полушарии в эмоциональном диапазоне тета-ритма в отличие от диссонансных [20] . В настоящей работе была поставлена задача изучить изменения спектральной мощности и вызванные потенциалы ЭЭГ при предъявлении консонансных и диссонансных аккордов в зависимости от опыта занятий музыкой. МЕТОДИКА Испытуемые. В эксперименте приняли участие 48 человек от 18 до 35 лет (средний возраст 24,5; SD = 5.13), 10 мужчин и 38 женщин, поделенных на две группы: немузыканты – не имеющие опыта занятий музыкой (23 человека, из них 4 мужчины, средний возраст – 23; SD = 5,1) и музыканты – студенты РАМ им. Гнесиных и МГК (25 человек, из них 6 мужчин, средний возраст – 22,6, SD = 5,01). 

Стимулы. В качестве стимулов мы взяли консонансные и диссонансные аккорды, состоящие из четырех интервалов и построенные на разных тонах 12-ступенного равномерно-темперированного строя, но одинаковые по длительности, тембру и громкости. Стимулы были выровнены по тембру (классическое пианино) и громкости (70 дБ). Всего было 84 стимула: 42 консонансных (из них 21 мажорный и 21 минорный аккорд) и 42 диссонансных. Консонансные аккорды строились на основе мажорного (или минорного) трезвучия от семи основных ступеней с дополнительными интервалами для основного тона (на октаву выше и ниже основного тона). Диссонансные аккорды строились на основе жестких диссонансных интервалов (малая секунда, большая септима). Все стимулы были созданы с помощью программы Cakewalk Music Creator 4 (рис. 1). Условия предъявления стимулов. Консонансные аккорды (КА) и диссонансные аккорды (ДА) длительностью 1.5 с предъявлялись испытуемым через наушники в случайном порядке с равной вероятностью во время записи ЭЭГ. Испытуемые располагались с открытыми глазами в удобном кресле в затемненной комнате. После прослушивания каждого аккорда через 500 мс испытуемые должны были оценить свои эмоциональные ощущения с использованием девятибалльной шкалы («приятный – неприятный»), а также оценить гармоничность аккордов по девятибалльной шкале («гармоничный – дисгармоничный»). После оценки стимулов, по истечении случайно определяемого интервала в 1 – 1,5 с, предъявлялся следующий стимул. Инструкции и фиксационный символ «+» предъявлялись на стимулирующем мониторе размером 19” (Acer 1719), установленном на расстоянии 90 см от испытуемого. 

Запись ЭЭГ осуществлялась при предъявлении двух блоков по 40 стимулов. Запись вызванных потенциалов. ЭЭГ регистрировалась с использованием 32-канального усилителя Neuroscan Synamps (США) и 32-канальной шапочки (модифицированная схема постановки электродов 10-20) с встроенными Ag/AgCl электродами. В качестве референтного отведения использовался объединенный ушной электрод, заземляющий электрод располагался в центре лба. Анализ данных. После удаления окулографических артефактов и исключения эпох с миографическими, двигательными и иными артефактами производилась полосовая фильтрация в следующих частотных диапазонах: тета1 (4-6 Гц), тета2 (6-8 Гц), альфа1 (8-10 Гц), альфа2 (10-13 Гц) и гамма (30-45 Гц). 
Согласно классическому методу вычисления вызванной синхронизации/десинхронизации [10,20] вызванные изменения спектральной мощности (ВИСМ) в тестовом интервале (0-1200 мс от начала предъявления стимула) определялись как процент увеличения (ВС – вызванная синхронизация) или уменьшения (ВД – вызванная десинхронизация) мощности в данном частотном диапазоне по сравнению с референтным интервалом (от 500 до 0 мс относительно момента предъявления стимула). Для статистического анализа экспортировались значения пиков увеличения или уменьшения спектральной мощности во временном интервале 100-500 мс, определенном по результатам предварительного анализа усредненных кривых вызванных изменений спектральной мощности. 

Субъективные оценки испытуемых анализировались с использованием t-критерия Стьюдента для зависимых выборок. Для анализа вызванной синхронизации по каждому частотному диапазону использовались следующие схемы дисперсионного анализа с повторными измерениями для каждой из двух групп испытуемых: а) ANOVA для отведений центральной линии: Отведения (Fz, Cz, Pz и Oz) × Экспериментальное условие (2 ЭУ: консонансные, диссонансные аккорды) для выявления общих топографических закономерностей ВИСМ; б) отдельные двухфакторные ANOVA для пар отведений F3 - F4 и P3 - P4, Полушарие 2 (левое, правое) × Экспериментальное условие 2 (КА, ДА), для проверки специфической экспериментальной гипотезы. Кроме того, были проведены межгрупповые сравнения по вышеуказанным схемам. При необходимости для коррекции значений p использовалась поправка Гринхауза-Гейссера. Для уточнения характера эффектов при наличии достоверных взаимодействий проводились локальные ANOVA по отдельным отведениям. 


РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 
Анализ субъективных оценок аккордов. Субъективные оценки по шкале «гармоничный - дисгармоничный» для консонансных аккордов были значимо выше, чем для диссонансных (р<0,001, средние значения составили 5,68 балла для консонансных и 3.47 для диссонансных аккордов) у немузыкантов, музыканты также оценивали консонансы как более гармоничные (р<0,02, средние значения составили 6,08 балла для консонансных и 4,29 для диссонансных аккордов). Для шкалы «приятный - неприятный» как музыканты, так и немузыканты оценивали консонансы, как более приятные (р<0,01), однако различия между категориями у музыкантов были несколько меньше. 
Достоверных межгрупповых различий выявлено не было. Анализ вызванных изменений спектральной мощности показал, что зависимость вызванных изменений спектральной мощности от типа стимула наблюдалась в тета1, тета2 и альфа1 диапазонах и была наиболее выражена во фронто-центральных областях коры. Для других частотных диапазонов достоверной зависимости ВИСМ от экспериментального условия выявлено не было. Тета1 (4-6 Гц). Различия в восприятии двух типов аккордов наиболее ярко выражены в тета-1 диапазоне ритмов. Достоверность различий довольно высока – р=0,0003. При этом разница между группами выражена еще и топографически: различия между консонансными и диссонансными аккордами у немузыкантов выражены как во фронтомедиальных, так и в левых префронтальных отделах, а у музыкантов лишь во фронтомедиальных отделах коры головного мозга (рис. 2). Это подтверждается статистически: уровень значимости различий по отведениям С3-С4 составил р=0,002. Кроме того, амплитуда вызванной синхронизации в диапазоне тета1 для немузыкантов значимо ниже симметрично для обоих полушарий. Тета2 (6-8 Гц). По результатам дисперсионного анализа уровень значимости взаимодействия факторов «Отведение» на «Музыкальное образование» составил р=0,0016, что свидетельствует о более выраженном увеличении мощности тета2 ритма во центрально-медиальных отведениях при восприятии аккордов у музыкантов по сравнению с немузыкантами (см. рис.3). 

Кроме того, высока степень асимметрии у немузыкантов при восприятии консонансов, в то время как у музыкантов подобной тенденции не наблюдается. Альфа1 (8-10 Гц). Различия между экспериментальными условиями, выявленные в альфа1 диапазоне, сходны с различиями, полученными для тета-диапазонов, но несколько менее выражены (р<0,05). Межгрупповой анализ показал наличие более выраженного топографического градиента у музыкантов, с пиком во фронтоцентральных отведениях, по сравнению с немузыкантами (р<0,012); межполушарные различия в данном диапазоне отсутствовали. Результаты вызванных потенциалов. N100. Ранний отрицательный компонент N100 топографически был наиболее выражен в орбитофронтальных и фронтомедиальных отведениях, при этом разницы между экспериментальными условиями выявлено не было. Межгрупповой анализ показал, что музыканты демонстрируют большую амплитуду этого компонента для медиофронтальных отведений вне зависимости от типа аккордов (р=0,032). P200. Топография среднелатентного позитивного компонента Р200 совпадает с топографией компонента N100; для него также не были выявлены различия между экспериментальными условиями. Для данного компонента были выявлены наиболее достоверные межгрупповые различия: как и для N100, амплитуда Р200 была существенно выше для музыкантов (р<0,000001). Cтатистически значимых различий в латентности компонентов N100 и Р200 обнаружено не было. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ Как показывают полученные данные, при восприятии аккордов наблюдается значительное увеличение спектральной мощности в нижнем и верхнем тета-диапазонах, с локальным максимумом в лобных областях коры; это увеличение более выражено при восприятии консонансных аккордов по сравнению с диссонансными. 

Поскольку в современной литературе вызванное увеличение спектральной мощности (вызванная синхронизация) в тета-диапазоне достаточно однозначно интерпретируется как увеличение активности соответствующих зон коры [1, 9], наблюдаемый эффект свидетельствует о большей активности фронтомедиальной коры при восприятии консонансных аккордов. Наблюдаемая активация фронтомедиальных областей соответствует хорошо описанному феномену фронтомедиального тета-ритма («FM theta»), ассоциируемого с активацией передней части поясной извилины и связанному в том числе с интернализацией внимания и субъективной выраженностью переживания ощущения внутренней гармонии [8]. Эти результаты подтверждаются тем, что на субъективном уровне консонансные аккорды были оценены и как более приятные, и как более гармоничные. Полученные результаты хорошо согласуются с результатами многочисленных работ, посвященных связи фронто-медиальному тета-ритма и эмоциональных переживаний [12]. Данные по увеличению мощности в тета1 и тета2 диапазонах, полученные в ходе нашей работы, дополняются результатами Н. Пасынковой с соавт. [22], показавшими связь когерентности в тета и альфа1 диапазонах ритмов с восприятием гармоничности в музыке на материале консонансных и диссонансных аккордов. 


Большая амплитуда и более выраженный топографический градиент тета-синхронизации, наблюдающийся у музыкантов, отражает, по-видимому, эффект обучения, связанный с большей привычностью восприятия музыкальных стимулов у лиц с музыкальным образованием. Выявленные в нашей работе межполушарные асимметрии, характерные для немузыкантов, подтверждают гипотезу В. Хелер и Р. Дэвидсона [9] об участии передних отделов коры в определении знака эмоции, согласно которой положительные переживания связываются с деятельностью передних отделов левого, а отрицательные – передних отделов правого полушария. Согласно информационной теории П.В. Симонова, повышение активации правой лобной области связано с переживаниями отрицательных эмоций, например, при дисбалансе между имеющейся информацией и информацией, необходимой для решения данной задачи. Так же как и в работах В. Хелер и Р. Дэвидсона, в исследованиях В.Б. Стрелец [6,7] показано, что активация правой лобной области связана с регуляцией отрицательных эмоций, а левого - положительных. Таким образом, можно предположить, что консонансы и диссонансы воспринимаются немузыкантами эмоционально, в то время как музыканты в большей мере абстрагированы от эмоций, а воспрятие гармонических различий опирается в большей степени на автоматизированные процессы. 
Так, исследование финских ученых из университета Хельсинки показало, что музыкальное образование увеличивает быструю (в течение десятков минут) нейронную пластичность кодирования звука [25]. Таким образом, консонансные аккорды не только субъективно интерпретируются как приятные, гармоничные, но и вызывают изменение биопотенциалов мозга в виде усиления тета-активности, характерное для положительного эмоционального фона, переживанием внутренней гармонии, а также смещение описанного выше «центра тяжести» тета-ритма в левое полушарие у испытуемых, не имеющих музыкального образования. Изменения, выявленные в альфа1 диапазоне, т.е., более выраженный топографический градиент, наблюдаемый у музыкантов, можно связать с эффектом обучения, в результате которого у музыкантов больше выражена способность к самоконтролю и слухомоторной координации и интернализации внимания при совершении когнитивной деятельности (см. обзор [23]). 

Эти выводы подтверждаются исследованиями сочетанной регистрации ЭЭГ и фМРТ, где показано, что эпизоды спонтанного снижения альфа-мощности ЭЭГ в состоянии физиологического покоя ассоциируются с усилением мозговой активности (Laufs et al., 2006). Авторы этого и других аналогичных исследований предполагают, что картина мозговой активированности во время снижения альфа-мощности зависит от фонового уровня мозговой активности, наблюдаемой в более широком (не только в стандартном альфа) спектральном диапазоне ЭЭГ (Jones et al., 2000; Kaiser, 2005). Усиление пика альфа-частоты при выполнении когнитивного задания некоторые исследователи интерпретируют как индивидуальный показатель сосредоточения (Efthymios Angelakis et al., 2004). Снижение альфа-активности во всех корковых областях у больных шизофренией (негативная симптоматика) на тестовые задания было описано в работах Стрелец В.Б (2011). Результатами исследований коллег из Сибирского отделения СО РАМН также продемонстрировано, что индивидуальная ширина альфа-диапазона варьирует на меж- и внутрииндивидуальном уровне и зависит от многих факторов: возраста, нейрогуморального статуса, уровня профессионального мастерства и пр. В частности, исследования, проведенные на профессиональных исполнителях показали значимо большую мощность альфа-ритма во всех диапазонах у музыкантов в сравнении с немузыкантами [2]. Таким образом, результаты, полученные для обеих групп испытуемых, показали, что когнитивная деятельность по восприятию и обработке музыкальных стимулов сопровождается эмоциональной оценкой. Амплитуды компонентов N100 и P200 вызванных потенциалов у музыкантов на аккорды были существенно выше, чем у немузыкантов, что хорошо согласуется с данными других авторов (Seppaanen M. et al., 2012; Koelsch et al., 1999), которые получили схожий эффект. По всей видимости, это также связано с эффектом обучения, проявляющемся в более высокой приобретенной скорости восприятия на слух, и в более развитой слуховой памяти. 

 ВЫВОДЫ 
1. Консонансные аккорды субъективно воспринимаются как более гармоничные и приятные, чем диссонансные, вне зависимости от музыкального образования. 
2. При восприятии консонансных аккордов происходит более выраженное увеличение спектральной мощности по сравнению с диссонансными аккордами в верхнем и нижнем тета-диапазонах в префронтальных областях коры с пиком во фронтомедиальных отведениях. 
3. Межполушарная асимметрия выражена только у немузыкантов во фронтальных и центральных отделах коры, что говорит о более эмоциональном восприятии гармонии людьми, не имеющими музыкального образования. 
4. У испытуемых с музыкальным образованием отмечается более выраженный топографический градиент увеличения мощности в альфа-диапазоне, что, вероятно, связано с более эффективной интернализацией внимания у музыкантов и использованием ими более эффективных стратегий оценки музыкальной гармонии. 


 Список литературы 1. Афтанас Л.И., Варламов А.А., Павлов С.В., Рева Н.В., Махнев В.П. Отражение знака эмоции в эффектах вызванной синхронизации и десинхронизации ЭЭГ. Рос. физиол. журн. 2002. 88 (6): 790-802. 2. Базанова О.М., Афтанас Л.И. Успешность обучения и индивидуальные частотно-динамические характеристики альфа-активности электроэнцефалограммы. Вестник Российской академии медицинских наук. 2006. № 6. С. 30-33. 3. Готсдинер А.Л. Музыкальная психология. М.: МИП Магистр, 1993: 38-96. 4. Морозов В.П. Занимательная биоакустика. Рассказы о языке эмоций в мире животных и человека. М.: Наука, 1983: 51-52. 5. Симонов П.В. Функциональная асимметрия фронтального неокортекса и эмоции. Докл. РАН. 1994. 338(5): 689-692. 6. Стрелец В.Б. Картирование биопотенциалов мозга при эмоциональной и когнитивной патологии. Журн. высш. нерв. деят. 1997. 47(2): 226-242. 7. В.Б. Стрелец, Ж.В. Гарах, В.Ю. Новотоцкий-Власов, Р.А. Магомедов. Соотношение между мощностью и синхронизацией ритмов ЭЭГ в норме и при когнитивной патологии // Журн. высш. нерв. деят. 2005. Т.55. №.4. С.496-504. 8. Aftanas L.I., Golocheikin S.A. Human anterior and frontal midline theta and lower alpha reflect emotionally positive state and internalized attention: high-resolution EEG investigation of meditation. Neurosci. Lett. 2001. 310 (1): 57-60. 9. Basar E., Schurmann M., Sakowitz O. The selectively distributed theta system: functions. Int. J. Psychophysiol. 2001. 39: 197-212. 10. Bidelman M., Ananthanarayan K. Neural correlates of consonance, dissonance, and the hierarchy of musical pitch in the human brainstem. J Neurosci. 2009 October 21; 29(42): 13165-13171. 11. Davidson R.J., Jackson D.C., Kalin N.H. Emotion, plasticity, context, and regulation: perspectives from affective neuroscience. Psychol. Bull. 2000. 126: 890-909. 12. Inanaga K. Frontal midline theta rhythm and mental activity. Psychiatry Clin. Neurosci. 1998. 52: 555–566. 13. Itoh K., Suwazono S., Nakada T. Central auditory processing of noncontextual consonance in music: en evoked potential study. J. Acoust. Soc. Am. 2010. 128(6): 3781-3787. 14. Iton K., Suwasono S., Nakada T. Central auditory processing of noncontextual consonance in music: en evoked potential study. J. Acoust. Soc. Am. 2010. 128(6): 3781-3787. 15. Fishman I., Volkov O. Consonance and dissonance of musical chord: neural correlates in auditory cortex of monkeys and humans. J. Neurophysiol. 2001. 86: 2761-2788. 16. Hannon E.E., Trehub S.E. Turning into musical rhythms: infants learn more readily than adults. Nat. Acad. Sci. USA. 2005. 102: 12639-12643. 17. Heller W. Neuropsychological mechanisms of individual differences in emotion, personality, and arousal. Neuropsychology. 1993. 7: 476-489. 18. Klimesch W. EEG alpha and theta oscillations reflect cognitive and memory performance: a review and analysis. Brain Res. Brain Res. Rev. 1999. 29: 169-195. 19. Kushnerenko E., Winkler I., Horvath J., Naatanen R., Pavlov I., Fellman V., Huotilainen M. Processing acoustic change and novelty in newborn infants. J. Neuroscience. 26: 265-274. 20. Lee K., Skoe E. Selective subcortical enhancement of musical intervals in musicians. J. Neuroscience. 2009. 29(18): 5832-5840. 21. Park J.Y., Park H., Kim J. Consonant chords stimulate higher EEG gamma activity then dissonant chords. Neurosci. Lett. 2011. Vol. 488 (1). P. 101. 22. Passynkova N., Neubauer H., Scheich H. Spatial organization of EEG coherence during listening to consonant and dissonant chords. Neurosci. Lett. 2007. 412 (1): 6–11. 23. Peretz I., Blood, A. J., Penhune V. &Zatorre, R. Cortical deafness to dissonance. Brain 2001. 124, 928-940. 24. Pfurtscheller, G., Lopes da Silva, F.H. Event-related EEG/EMG synchronization and desynchronization. Basic principles. Clin. Neurophysiol. 1999. 110:1842-1857. 25. Seppaanen M., Hamalainen J., Personen A., Tervaniemi M. Music traning enhances rapid neural plasticity of N1 and P2 source activation for unattended sounds. Front. Human Neurocsi. 2012. 6 43, 1-13 


музыкальная гармония, консонанс, диссонанс, ЭЭГ, ВИСМ, тета-ритм, эмоции.музыкальная гармония, консонанс, диссонанс, ЭЭГ, ВИСМ, тета-ритм, эмоции.
Рис. 1. Примеры стимулов. Консонанс (слева) на основе до-мажорного трезвучия. Диссонанс (справа) на основе двух наиболее диссонансных интервалов: малой секунды и тритона. 
Fig.1. Stimuli example. 



музыкальная гармония, консонанс, диссонанс, ЭЭГ, ВИСМ, тета-ритм, эмоции.
Рис. 2. Карты разницы ВИСМ для музыкантов (справа) и немузыкантов (слева) между консонансными и диссонансными аккордами (4-6 Гц). 
Fig. 2. The difference in event-related band power changes was most prominent for lower (4-6 Hz) theta band. Musicians (right) and non-musicians (left). 


музыкальная гармония, консонанс, диссонанс, ЭЭГ, ВИСМ, тета-ритм, эмоции.
Рис. 3. Карты разницы ВИСМ для музыкантов (справа) и немузыкантов (слева) между консонансными и диссонансными аккордами (6-8 Гц). 
Fig.3. The difference in event-related band power changes was most prominent for theta band (6-8 Hz). Musicians (right) and non-musicians (left). 


музыкальная гармония, консонанс, диссонанс, ЭЭГ, ВИСМ, тета-ритм, эмоции.
 Рис. 4. Вызванные потенциалы по фронто-центральным отведениям: черный = немузыканты/консонансы, красный = немузыканты/диссонансы, зеленый = музыканты/консонансы, синий = музыканты/диссонансы. 
Fig.4. Evoked potentials (fronto-central): black=non-musicians/consonans, red = non-musiciand/dissonans, green = musicians/consonans, blue = musicians/dissonans.



Нарушение поведения у детей



Клиника лечения расстройств нервной системы.


НУЖНА ПОМОЩЬ?
Звоните +7 495 22 58 158
Мы гарантированно поможем

Задайте вопрос специалисту:




или

Звоните


+7 495 22 58 158


Мы гарантированно поможем